Тест на шизофрению роршаха онлайн

Пятна Роршаха как все начиналось.

В Институте клинической психиатрии ВНЦПЗ Российской АМН и в Московском научно-исследовательском институте психиатрии нами было обследовано тестом Роршаха 190 больных шизофренией; 45 — с вялотекущей психопатоподобной формой, 15 — с различными формами с выраженным апато-абулическим дефектом и 130 больных — с бредовыми формами.

Больные с психопатоподобной формой вялотекущей шизофрении (29 мужчин и 16 женщин) поступали в стационар с жалобами на утомляемость, плохой сон, трудности сосредоточения мышления, плохое настроение. Эти расстройства чаще протекали на субдепрессивном фоне; у четырех больных определялась гипомания. Больные, как правило, оставались достаточно активными, продолжали учиться или работать.

https://www.youtube.com/watch?v=subscribe_widget

Психопатоподобные изменения выражались в нарастании эгоистичности и отгороженности. Пропадало стремление к общению. Больные начинали вести уединенный образ жизни, становились враждебными к родственникам.

Большинству больных этой группы были свойственны тенденции к сверхценным образованиям. Последние проявлялись в сензитивных идеях отношения, нелепых ипохондрических разработках, своеобразном мировоззрении, идеях нравственного и физического усовершенствования. При этом общее снижение круга интересов сочеталось с избирательно активной аутистической деятельностью. Больные занимались культуризмом, бегом, голоданием, устраивали себе своеобразный режим питания.

Восемь больных этой группы ввиду странности их высказываний, манерности, чудаковатости, вычурности одежды и всего поведения с избирательной аутистической активностью были оценены как относящиеся к категории «фершробен».

В ответах на пятна Роршаха больные с психопатоподобной формой шизофрении обнаруживали отчетливо выраженную активность. Они охотно включались в работу, давали нередко развернутые многословные ответы. Общее количество ответов было примерно таким же, как у здоровых испытуемых (Rсp = 29,4 ± 2,0; в двух наблюдениях отмечалось по 106 ответов).

Среднее время ответа было равно 0,74 мин. Удельный вес целостных ответов мало отличался от подобного показателя у здоровых взрослых (W%cp = 45,4 3,1); большинство целостных ответов имело хорошую форму. При сравнительно небольшом количестве ответов на обычные детали D отмечалось разнообразие способов восприятия.

У 32 из 45 больных этой группы имели место ответы на необычные детали Dd (в среднем их было 5%) в виде ответов на мелкие dd-, редкие dr— и краевые de-детали. Указания на редкие детали dr часто характеризовались хорошей формой и оригинальностью восприятия. Мелкие детали dd определялись не только как самостоятельные ответы, но и как описания отдельных частей более крупных деталей.

Часто выделялись фрагменты белого фона S. Нередко при этом участки белого фона воспринимались как образы, равноценные прилежащим к ним черным и цветным пятнам, не отмечалось характерного для здоровых преобладания фигуры над фоном. Например, табл. II в с-положении оценивалась как «Карлсон с белым пропеллером за спиной». На табл.

У 18 больных отмечалось смешение фигуры и фона, когда черное или цветное пятна воспринимались на одном уровне с белым фоном, и граница между ними не выделялась. Например, вся табл. II оценивалась как «краб», у которого верхние красные пятна определялись как «клешни», а центральный белый участок — как «туловище».

Самый верхний темный центральный «столб» табл. X оценивался как «шпиль башни», а все нижележащее белое пространство между красными пятнами и белая полоса по нижнему краю таблицы — как «башня и крыша дворца».Табл. VII в с-положении определялась как «стул с белым сиденьем и черными спинкой и подлокотниками», а желтые пятна табл. IX — как «корона с тремя зубцами», где средний из зубцов был представлен белым пространством между пятнами.

Большинство остальных показателей было близким к тем значениям, которые мы наблюдали у нормальных испытуемых: F %cp = 73,8 1,7, Мер = 3,0 0,4, ZCcp = 4,3 0,5, А%ср = 52,9±2,2, Р%ср = 27,5±1,8, ср.% персевераций = 10,1 1,2. Ответы по движению у больных этой группы обычно являются целостными интерпретациями с хорошей формой;

Все эти особенности: большое общее количество ответов, кинестетических интерпретаций и оригинальных ответов с хорошей формой, богатый тип восприятия и оттеночные ответы — говорят о богатом воображении, большой активности зрительного восприятия, его высокой избирательности и тонкой дифференцировке.

Однако у больных рассматриваемой группы в одном и том же протоколе могли сочетаться как удивительно четкие, образные и меткие интерпретации, так и ответы с плохой формой, порою совершенно абсурдные. Эти «плохие» ответы характеризовались направленностью больных на собственные суждения при малом внимании к стимульным свойствам пятен.

Подобные особенности восприятия пятен наиболее отчетливо проявлялись в виде патологических феноменов. Их них самыми характерными для больных шизофренией всеми авторами признавались конфабуляторные ответы и фабулизированные комбинации.

Конфабуляторные ответы у больных шизофренией носили значительно более сложный и вычурный характер, чем у больных с опухолями мозга и дошкольников. Они могли достраиваться как до всего пятна в целом, так и до любой его части: до обычной D, до редкой dr деталей и до участка белого фона S. Например, голубой квадрат на табл.

VШ был оределен как «рыба-пиранья» из-за медиально расположенных узких отростков, расцененных как «хищно оскаленные зубы» (D-ответ). Конфабуляторные ответы у больных шизофренией могли представлять собой незавершенные образы, например части человеческого тела. И нередко выражались в развернутых многословных описаниях.

Рис. 11.1. «Медвежья морда». Конфабуляторный ответ, построенный на основании выделения нижнего медиального участка табл. V (заштрихованный участок рисунка). Особенности ответа: выделение в пятне редкой детали (dr), конфабуляторное достраивание в белом поле, смешение фигуры и фона

Больные шизофренией не следовали пассивно за очертаниями пятен, а активно достраивали образы, совершенно произвольно определяя их границы. Эту разновидность конфабуляторных ответов, ни разу не наблюдавшуюся нами ни у дошкольников, ни у больных с органическими поражениями мозга, мы определили как конфабуляторные достраивания.

Примеры таких ответов: табл. I — «двуглавый герб с орлом, если сюда две головы приставить». Медиальную часть табл. V фантазия больного превратила в «медвежью морду» (рис 11.1) а табл. II в с-положении воспринималась как «голова жуткой гусеницы», тело которой достраивалось в пространстве перед таблицей.

Порой конфабуляторные концепции больных шизофренией не имели очерченных границ или оказывались заслоненными другими деталями. Например, красные пятна в верхней части табл. II, оцененные как «ноги», достраивались до «человека, проваливающегося в бездну и скрытого от нас горами». Или табл. IV в с-положении идентифицировалась с «царем» на основании «короны» в верхней части таблицы.

Иногда конфабуляторные ответы больных шизофренией представляли собой конфабуляторные комбинации, т. е. основывались не на одной, а на двух-трех деталях. Например, табл. IV в с-положении интерпретировалась как «клоун с валенками в руках» на основании «короны» вверху и верхнебоковых обычных деталей, часто расценивающихся как «ноги» или «сапоги» (рис. 11.2).

Фабулизированные комбинации чаще всего выражались в комбинации различных частей живых существ в единое химерическое создание. Например, табл. I — «морда зверя с четырьмя глазами», табл. V — «баран с крыльями», средние трети табл. VII — «медведь с рогом», «волк с хоботом», табл. VI в с-положении — «зверь с мордами в обе стороны», верхняя часть табл.

Реже фабулизированные комбинации встречались в виде ответов с неадекватной активностью. Вот примеры таких ответов. Табл. VII в с-положении: «два конька-горбунка держат на себе какой-то массив»; табл. VIII в с-положении: «пес приставил руки к голове и думает»; табл. V в с-положении: «разодетый заяц распахнул объятия».

Еще один вариант фабулизированных комбинаций — маловероятные или невозможные комбинации. Табл. IX — «два медведя подталкивают сзади носорогов»; табл. IX, зеленое пятно — «мужик в шубе верхом на облаке»; табл. X, верхнее боковое синее пятно и прилежащее зеленое — «на жуке скачет мальчишка с опахалом»; табл. V — «заяц в мантии, которая за ним волочится».

Близки к фабулизированным комбинациям феномен принудительного цвета (например, табл. VIII, боковые розовые области — «розовые медведи») и феномен «прозрачности», когда одна из концепций видна сквозь другую. Последний феномен чаще всего выражается в одновременном указании на внешние и внутренние части тела. Например, табл. III в с-положении оценивалась как «растолстевший кот», а центральное красное пятно — как его «почки».

11.1. Обзор литературы

Особенности толкования пятен Роршаха больными шизофренией привлекли внимание многих исследователей. Первым описал их сам автор теста, изучивший ответы на пятна у 188 больных шизофренией. Он выделил более 10 признаков шизофрении и указал на различия в интерпретации пятен у больных с различными ее формами.

В дальнейшем использованию методики Роршаха при шизофрении было посвящено большое количество работ. Одной из самых интересных среди них представляется монография Рапапорта и соавторов [216], описавших патологические вербализации у больных шизофренией и отметивших особенности толкования пятен при некоторых ее формах. Большой фактический материал по данной теме представлен в монографиях Вайнера [251], Палема [203] и в статье Перс и Массио [206].

К сожалению, в последних двух работах (как и в большинстве других исследований) речь шла о шизофрении вообще, без учета дифференциации ее форм. Авторы ставили своей целью нахождение патогномоничных для шизофрении роршаховских феноменов. В сочетании с относительно небольшим количеством наблюдений такая постановка проблемы приводила нередко к неопределенным и даже к противоречивым результатам.

Так, если сравнить признаки, описанные в пяти основных работах как патогномоничные для шизофрении (мы взяли 12 признаков Роршаха [220], 20 признаков Клопфера и Келли [174], 13 признаков Палема [203], 12 признаков Перс и Массио [206] и 15 признаков патологического мышления, предложенных Рапопортом и соавторами [216]), то у всех этих авторов нельзя обнаружить ни одного общего признака.

Конфабуляции, контаминации и ссылки на себя отмечались в четырех из этих работ, называния цвета, абстракции, ответы по числу и положению — в трех. Еще семь признаков: низкий процент ответов с четкой формой, преобладание целостных ответов с плохой формой, необычные Dd-ответы, отказы на табл. V, символические ответы, фабулизированные комбинации, указания на деструкцию в содержании ответов — были общими для двух работ; все остальные встречались только по одному разу.

Ряд работ характеризовался чисто количественным подходом, результатом которого оказывались полученные при статистической обработке колонки показателей, трудно поддающиеся какой-нибудь интерпретации. Механизмы сдвига этих показателей в ту или иную сторону в большинстве случаев оставались неясными. Так, Пиотровски и соавторы [211, 212] предложили для диагностики шизофрении «альфа-формулу».

Согласно этой формуле, пяти показателям теста даются различные оценки в зависимости от их абсолютных величин, а в дальнейшем подсчитывается суммарная обобщенная оценка. Авторы утверждали, что предложенная ими формула с надежностью позволяет диагностировать шизофрению, но их гипотеза поддержки не получила.

Если попытаться кратко обобщить описанные в литературе особенности толкования пятен Роршаха больными шизофренией, то их условно можно разделить на четыре группы.

1. Изменения ряда количественных показателей: увеличение М (у параноидных больных), низкий F %, низкий Р, увеличение количества низкодифференцированных цветовых ответов (С, CF, называний цвета, цветовой символики), преобладание целостных ответов с плохой формой (W-), укороченное время реакции.

2. Появление определенных качественных особенностей, характеризующих измененный способ восприятия: отказы на «легкие» таблицы либо небанальное восприятие последних, большой диапазон различий в четкости формы, т. е. сочетание в одном протоколе тонкодифференцированных оригинальных описаний пятен и совершенно абсурдных ответов, склонность к даче указаний на редкие детали dr, текучесть перцепций, конфабуляции, смешение фигуры и фона с плохой формой.

3. Патологические вербализации, отражающие расстройства мышления: ответы по количеству и положению, фабулизации, фабулизированные комбинации, контаминации, аутистическая логика, символические и абсурдные ответы, неологизмы, ссылки на себя, толкование абстракций и др.

4. Отклонения в содержательной стороне ответов, свидетельствующие о тревоге, враждебности, агрессии, ипохондрических установках и сексуальных расстройствах.

Что касается различий между отдельными формами шизофрении, то чаще всего в литературе можно найти описания толкования пятен параноидными больными. Большинство авторов [98,216, 220,244, 251] описывали у параноидных больных высокий процент ответов с четкой формой (F %), интроверсивный тип переживания, способность к даче оригинальных ответов и увеличение количества ответов на необычные детали (Dd) и фрагменты белого фона (S). Рапапорт и соавторы [216] отмечали при параноидальной форме шизофрении небольшое количество патологических вербализаций.

Данных об особенностях интерпретации таблиц Роршаха больными вялотекущей шизофренией в литературе мало. При простой шизофрении описаны низкий F %, уменьшение числа как кинестетических, так и цветовых ответов [216, 220], высокий А%, обедненный тип восприятия D-Dd, преобладание частей человеческих фигур над целыми человеческими образами [220 [, тенденция к даче неопределенных ответов, анатомических указаний, персевераций при малом общем количестве ответов и наличии одной или двух патологических вербализаций [216].

При гебефреническом синдроме Роршах [220] отметил большое количество цветовых ответов и экстратенсивный тип переживания.

У больной галлюцинаторно-параноидной формой с симптомами психического дефекта Л. Ф. Бурлачук [26] наблюдал большое количество целостных ответов с плохой формой, конфабуляторные интерпретации, снижение количества популярных ответов, отсутствие кинестетических интерпретаций, склонность к персеверациям и случайным ассоциациям, отсутствие цветовых ответов, бедность содержания и отсутствие указаний на человеческие образы.

Что касается особенностей интерпретации пятен Роршаха больными с аффективно-бредовыми психозами, то в этих случаях сопоставление данных различных авторов затруднено, так как они, как правило, пользовались различными терминами в описании таких психозов.

При «острой шизофрении» Бинсвангер [96] описал разные типы изменений показателей теста Роршаха. У одной группы больных он отметил малое количество ответов, отказы, коартативный тип переживания с малым количеством цветовых ответов, у другой, напротив, — очень много ответов, экстратенсию, большое количество конфабуляторных ответов и персевераций, а в содержании — указания на глаза, анатомию человека, кровь и сексуальные ответы.

При «острой неклассифицированной шизофрении» Рапапорт и соавторы [216] наблюдали расширенный тип переживания, т. е. относительно большое число как кинестетических, так и цветовых ответов, сексуальные интерпретации и большое количество патологических вербализаций. Можно предположить, что в этих случаях речь шла об аффективно-бредовых состояниях.

Хоффманн и Кватембер [167] описал пять больных, которых они исследовали методикой Роршаха в здоровом состоянии и у которых через 1—3 недели после такого исследования развился острый приступ шизофрении. В период приступа у этих больных отмечалось ухудшение восприятия формы пятен, увеличение цветовых ответов, появление указаний на мелкие и редкие детали, конфабуляции, контаминации, абстрактные ответы, интерпретации по числу и положению.

Проективный тест Роршаха онлайн.

Посмотрите на картинку — пятно Роршаха — и отметьте возникающую эмоцию и первую свободную ассоциацию, которая возникает у Вас в ответ на стимул Роршаха.

Затем отметьте Ваш ответ в опросе и уж потом только читайте расшифровку методики Роршаха.

тест пятна роршаха онлайн

Отметьте первую ассоциацию, пришедшую Вам на ум.

 Загрузка …

Остальные ассоциации рассматриваются психологом счастья индивидуально и требуют особой трактовки.

Тревога — Вы чем-то напуганы или обеспокоены, Вы подвержены фобиям, тревожным мыслям или паническим атакам. Вам срочно нужна консультация психолога счастья.

Гнев  —  возможно сейчас Вы переживаете не самые лучшие времена. Стресс охватил Ваше тело обручем напряжения и удерживает Вас от решительных действий.

Счастье —  Вы счастливый и уверенный человек и никакие методики не изменят Ваш позитивный настрой и взгляд на мир.

https://www.youtube.com/watch?v=JYe0SpLb6ek

Какие ассоциации у Вас вызывают пиктограммки вверху?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все про стресс и депрессию
Adblock detector