Диссоциативное расстройство личности: причины, симптомы, лечение

Классификация и симптомы

В МКБ-10 к диссоциативным расстройствам относят следующие состояния.

Диссоциативная амнезия – распространенное расстройство с частичной или полной потерей памяти в отношении травмирующих происшествий. Больной находится в сознании, признает амнезию и помнит о других событиях. Психотерапевтическая помощь сочетается с лекарственной терапией, в некоторых случаях показан гипноз. Задача терапии – выработать у пациента адаптивные способы реагирования на болезненные ситуации и научить его безопасно переживать свои чувства.

Диссоциативная фуга – это расстройство, при котором утрачиваются воспоминания о своей прежней личности и иногда создается новая. Так, человек меняет поведение, внезапно покидает дом, создает новую семью. Позже прежняя личность возвращается, но утрачивается память о существовании фуги. Больной находится в растерянности из-за того, что осознал себя в новых обстоятельствах, в незнакомом месте, причем в прежней жизни уже произошли перемены. Пусковым фактором для фуги является травмирующая ситуация, и психотерапевтическая помощь заключается в ее переработке, иногда – в адаптации.

Диссоциативный ступор – двигательное расстройство в виде мутизма и полной или практически полной обездвиженности. Состояние длится несколько минут или часов. Пациент пассивен, почти неподвижен, долго находится в одной позе, не реагирует на раздражители внешнего мира, не отвечает на вопросы или делает это кратко, односложно и с задержкой. Лечение проводится в условиях стационара, включает психоанализ и кратковременную психотерапию.

Диссоциативный транс и одержимость – расстройство, при котором больной временно теряет ощущение себя как личности и не осознает окружающей обстановки. К таким расстройствам относятся лишь непроизвольные и нежелательные нарушения, возникающие вне религиозных или культурно-приемлемых ситуаций.

Диссоциативные двигательные расстройства – это частичная или полная потеря способности двигать конечностью. Такое состояние может напоминать атаксию, апраксию, акинезию, глухоту, дизартрию, дискинезию, припадок или паралич. Внешние признаки могут наводить на мысль о заболевании, но обследование обнаруживает противоречия жалоб анатомическому и физиологическому состоянию организма.

Пациент часто спокойно принимает все симптомы расстройства, иногда наблюдается поведение, рассчитанное на привлечение внимания. Ему в этом случае оказывают только самую необходимую помощь, не поощряя использовать симптомы для получения вторичной выгоды. В лечении задействованы психоанализ и поведенческая терапия.

Диссоциативные конвульсии фактически имитируют эпилептический припадок. От истинной эпилепсии отличаются тем, что случаи прикусывания языка, кровоподтеки, связанные с падением, а также непроизвольное мочеиспускание почти не встречается. Сознание при этом сохранено либо пациент находится в состоянии транса.

Диссоциативная потеря чувственного восприятия – утрата ощущений, не связанная с соматическими или нервными патологиями. В отличие от истинной анестезии, области потери чувствительности часто имеют границы. Это происходит из-за того, что знания пациента о функциях тела отличаются от медицинских. Потеря слуха, зрения и прочих сенсорных данных при таких расстройствах практически не бывает тотальной.

Смешанная форма отмечается, если у пациента присутствуют несколько описанных выше видов расстройств. К другим диссоциативным расстройствам относится синдром Ганзера, расстройство множественной личности (существование двух и более разных личностей, каждая из которых имеет собственную память, предпочтения и особенности поведения), преходящие расстройства, возникающие в детстве.

Согласно пятому Диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам (DSM-5), симптомы диссоциативного расстройства идентичности включают «наличие двух или более отдельных личностных состояний», сопровождающееся неумением запоминать личную информацию, которое нельзя объяснить обычной забывчивостью.

Другие симптомы DSM-5 включают потерю идентичности, связанную с отдельными личностными состояниями, и потерю, связанную с временем, ощущением себя и сознанием. У каждого пациента наблюдается разное клиническое представление, и уровень функционирования может изменяться от сильно нарушенного до адекватного.

Симптомы диссоциативной амнезии подразделяются внутри диагноза диссоциативного расстройства идентичности, но могут быть диагностированы отдельно. Индивидуумы с ДРИ могут испытывать стресс как от самих симптомов ДРИ (навязчивые мысли или эмоции), так и от последствий сопровождающих симптомов (диссоциация, при которой они не могут вспомнить определенную информацию) 11).

Большинство пациентов с ДРИ сообщают о сексуальном или физическом насилии в детстве, хотя реальность этих сообщений также оспаривается. Альтер-личности могут не осознавать друг друга или иметь общие знания и воспоминания, что в совокупности приводит к хаосу в личной жизни. Люди с ДРИ могут отказаться обсуждать свои симптомы из-за ассоциаций, связанных с насилием, стыдом и страхом.

Пациенты с ДРИ также могут часто и интенсивно испытывать нарушения в восприятии времени. Количество альтер-личностей варьируется в широких пределах, большинство пациентов идентифицируют менее десяти личностей, хотя сообщалось о наличии аж 4500 альтер-личностей. За последние несколько десятилетий, среднее число альтер-личностей увеличилось, от двух или трех до в среднем около 16 в настоящем времени.

Однако неясно, вызвано ли это фактическим увеличением числа альтер-личностей, или просто тем, что психиатрическое сообщество стало более восприимчивым к большому количеству обособленных компонентов памяти. Первичная личность, которая часто носит имя пациента, имеет тенденцию быть «пассивной, зависимой, виноватой и депрессивной», в то время как другие личности более активны, агрессивны или враждебны и часто содержат текущую временную линию, в которой отсутствует память детства.

Психиатрическая история пациентов с ДРИ часто содержит несколько предыдущих диагнозов различных расстройств и неудач лечения. Наиболее распространенной жалобой при ДРИ является депрессия, при которой головные боли являются общим неврологическим симптомом. Коморбидные расстройства могут включать злоупотребление психоактивными веществами, расстройства питания, тревожность, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и расстройства личности.

Значительный процент пациентов с диагнозом ДРИ имеют историю пограничного расстройства личности и биполярного расстройства 12). Кроме того, данные свидетельствуют о высоком уровне психотических симптомов у лиц с ДРИ, и пациенты с диагнозом шизофрении и люди с диагнозом ДРИ имеют истории травм. Другие расстройства, которые, как было установлено, сопутствуют ДРИ, – это соматоформные нарушения, клиническая депрессия, а также история попыток самоубийства, по сравнению с пациентами, не диагностированными ДРИ.

Индивиды с диагнозом ДРИ демонстрируют наивысшую гипнотизируемость среди всех пациентов. Из-за большого количества симптомов, представленных лицами с диагнозом ДРИ, некоторые клиницисты предположили, что диагноз ДРИ не является отдельным расстройством, а фактически является показателем тяжести других расстройств, диагностированных у пациента.

Диагностика

Диагноз «диссоциативное расстройство» ставится при выявлении двух и более личностных состояний, а также провалов в памяти, скрывающих важную для пациента информацию. Чтобы исключить органические поражения ЦНС, показаны МРТ, КТ, ЭЭГ. Расстройство следует отличать от височной эпилепсии, опухолевого или инфекционного поражения височной доли головного мозга, посттравматической амнезии, амнестического синдрома, умственной отсталости, шизофрении, деменции, биполярного расстройства, симуляции.

Четвертое, пересмотренное издание Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам Американской психиатрической ассоциации (DSM-IV-TR) диагностирует ДРИ в соответствии с диагностическими критериями, установленными в разделе 300.14 (диссоциативные расстройства). Также было обнаружено, что это расстройство трудно диагностировать, в первую очередь, из-за того, что не существует универсального определения диссоциации.

Критерии требуют, чтобы взрослый человек постоянно контролировался двумя или более дискретными идентичностями или личностными состояниями, что сопровождалось бы провалами в памяти относительно важной информации, не вызванными алкоголем, наркотиками или медикаментами и другими медицинскими состояниями, такими как сложные парциальные припадки.

Критерии диагностики для детей также указывают, что симптомы не следует путать с игрой воображения. Диагноз обычно ставится врачом, прошедшим клиническую подготовку в области психического здоровья, таким как психиатр или психолог, путем клинической оценки, беседы с членами семьи и друзьями и рассмотрения других вспомогательных материалов.

Специально разработанные интервью (такие как SCID-D) и инструменты оценки личности могут использоваться в оценке. Поскольку большинство симптомов зависят от самоотчета и не являются конкретными и наблюдаемыми, существует определенная субъективность при постановке диагноза.
Люди часто не склонны обращаться за помощью, тем более что их симптомы могут не восприниматься всерьез;

таким образом, диссоциативные расстройства называются «заболеваниями скрытности». 24) Диагноз был подвергнут критике со стороны сторонников терапии как причины заболевания, или социокогнитивной гипотезы, поскольку они считают, что это расстройство связано с культурой и часто вызывается самими врачами.

Социальные сигналы, участвующие в диагнозе, могут способствовать формированию поведения или атрибуции пациента, так что симптомы в одном контексте могут быть связаны с ДРИ, в то время как в другое время или место диагноз мог быть чем-то другим, помимо ДРИ.
Другие исследователи расходятся во мнениях и утверждают, что существование этого состояния и его включение в DSM поддерживаются несколькими линиями надежных доказательств, с диагностическими критериями, позволяющими четко отличить его от заболеваний, с которыми его часто путают (шизофрения, пограничное расстройство личности и эпилепсия).

То, что значительная часть случаев диагностируется конкретными врачами, и что симптомы создаются в неклинических исследованиях, в случае, если дать пациентам соответствующие стимулы, было предложено в качестве доказательства того, что небольшое число клиницистов, специализирующихся на ДРИ, ответственны за создание альтер-личностей во время терапии.

Скрининг

Возможно, из-за их редкости, диссоциативные расстройства (включая ДРИ) первоначально не были включены в структурированное клиническое интервью для DSM-IV (SCID), которое предназначено для того, чтобы сделать психиатрические диагнозы более надежными. Вместо этого, вскоре после публикации исходного SCID, был опубликован автономный протокол диссоциативных расстройств (SCID-D) 25).

Это интервью занимает от 30 до 90 минут, в зависимости от опыта испытуемого. Также существует альтернативный диагностический инструмент, Dissociative Disorders Interview Schedule, но SCID-D обычно считается лучшим при диагностике. Dissociative Disorders Interview Schedule (DDIS) – очень структурированное интервью, которое различает различные диагнозы DSM-IV.

DDIS обычно можно провести в течение 30-45 минут 26).
Другие вопросники включают шкалу диссоциативных переживаний (DES), шкалу перцепционных изменений, вопросник об опыте диссоциации, вопросник диссоциации и Mini-SCIDD. Все они очень взаимосвязаны и, за исключением Mini-SCIDD, все включают абсорбцию, нормальную часть личности, связанную с сужением или расширением внимания.

DES 27) представляет собой простой, быстрый и утвержденный вопросник, который широко используется для скрининга диссоциативных симптомов, с вариациями для детей и подростков. Тестирование, такое как DES, обеспечивает быстрый метод скрининга пациентов, так что более длительное структурированное клиническое интервью может быть использовано в группе с высокими показателями DES.

Люди с ДРИ диагностируются с 5-7 коморбидными расстройствами, что, в среднем, намного выше, чем при других психических заболеваниях [19].
Из-за совпадения симптомов, дифференциальный диагноз включает шизофрению, нормальное и быстроцикличное биполярное расстройство, эпилепсию, пограничное расстройство личности и синдром Аспергера 28).

Заблуждения или слуховые галлюцинации могут быть ошибочно приняты за речь других альтер-личностей. Устойчивость и последовательность идентичностей и поведения, амнезия, меры диссоциации или гипнотизируемости и сообщения членов семьи или других партнеров, указывающие на историю таких изменений, могут помочь отличить ДРИ от других условий.

Диссоциативное расстройство личности: причины, симптомы, лечение

Диагноз ДРИ превосходит по значимости любые другие диссоциативные расстройства. Определение симуляции в случае ДРИ оказывается важным, когда речь идет о финансовой или юридической пользе, а симулятивное расстройство можно рассматривать, если человек самостоятельно ищет медицинской помощи. Индивидуумы, которые утверждают, что их симптомы вызваны внешними духами или существами, входящими в их тела, обычно диагностируются диссоциативным расстройством без дополнительных уточнений, из-за отсутствия идентичностей или личностных состояний.

Большинство людей, которые попадают в отделение неотложной помощи и не знают своих имен, обычно находятся в состоянии психоза. Хотя в ДРИ распространены слуховые галлюцинации, могут также иметь место сложные визуальные галлюцинации. Пациенты с ДРИ, как правило, имеют адекватное тестирование реальности;

они могут иметь положительные Шнайдерские симптомы шизофрении, но не имеют негативных симптомов. Они воспринимают любые голоса, которые слышат как исходящие изнутри их головы (пациенты с шизофренией воспринимают их как внешние). Кроме того, индивиды с психозом гораздо менее восприимчивы к гипнозу, чем люди с ДРИ.

Трудности дифференциальной диагностики увеличиваются у детей.
ДРИ необходимо отличать от других расстройств, включая расстройства настроения, психоз, тревожные расстройства, посттравматическое стрессовое расстройство, расстройства личности, когнитивные расстройства, неврологические расстройства, эпилепсию, соматоформные расстройства, симулятивные расстройства, симуляцию, другие диссоциативные расстройства и состояния транса.

Еще одним аспектом спора касательно диагноза является то, что существует множество форм диссоциации и провалов в памяти, которые могут быть распространены как в стрессовых, так и в ненапряженных ситуациях, и могут быть отнесены к гораздо менее спорным диагнозам. 29) Лица, имитирующие ДРИ из-за симулятивного расстройства, как правило, преувеличивают симптомы (особенно когда наблюдаются), лгут, обвиняют в своих симптомах плохое поведение и часто не испытывают особых проблем в отношении их очевидного диагноза.

Напротив, у настоящих пациентов с ДРИ обычно наблюдается расстройство и стыд в отношении их симптомов и истории.
Это состояние может быть не до конца диагностировано из-за скептицизма и недостаточной осведомленности специалистов по психическому здоровью, затруднено из-за отсутствия конкретных и надежных критериев диагностики, а также из-за отсутствия показателей распространенности из-за неспособности изучить систематически отобранные и репрезентативные группы населения.

30) Конкретные связи между ДРИ и пограничным расстройством личности были установлены несколько раз, при этом различные клиницисты отмечали значительное совпадение симптомов и поведения пациентов, и было высказано предположение, что некоторые случаи ДРИ могут возникать «из субстрата пограничных признаков».

DSM-5 указывает, что культурный фон оказывает влияние на некоторые клинические проявления ДРИ. 31)
Культурный фон человека может влиять на многие особенности диссоциативного расстройства личности. Лица с этим расстройством могут проявлять выраженные необъяснимые с медицинской точки зрения неврологические симптомы, такие как неэпилептические приступы, параличи или потеря чувствительности, в культурных условиях, где такие симптомы распространены.

Список заболеваний от А до Я

Аналогичным образом, в культурах, в которых «одержимость» другими силами является обычным явлением (например, в сельских районах развивающихся стран, среди некоторых религиозных групп в Соединенных Штатах и Европе), фрагментированные идентичности могут принимать форму одержимости духами, божествами, демонами, животными или мифическими фигурами.

Аккультурация или длительный межкультурный контакт могут формировать характеристики других идентичностей (например, личности в Индии могут говорить исключительно на английском языке и носить западную одежду). Диссоциативное расстройство идентичности, связанное с одержимостью, можно отличить от признанных в культурном отношении состояний одержимости тем, что первое является непроизвольным, тревожным, неконтролируемым и часто повторяющимся или постоянным;

Патофизиология

Несмотря на исследования ДРИ, включая структурно-функциональную магнитно-резонансную томографию, позитронно-эмиссионную томографию, компьютерную томографию с одиночным фотонным излучением, событийно-обусловленный потенциал, и электроэнцефалографию, не было найдено никаких сходящихся результатов нейровизуализации в отношении ДРИ, что затрудняет доказательство гипотезы о биологической основе ДРИ.

Кроме того, многие исследования проводились с явно травматической позиции и не рассматривали возможность терапии в качестве причины ДРИ. На сегодняшний день, не было проведено исследований в отношении нейровизуализации и введения ложных воспоминаний у пациентов с ДРИ, хотя имеются данные об изменениях в визуальных параметрах и поддержка данных относительно амнезии между альтерами.

У пациентов с ДРИ были выявлены недостатки в тестах сознательного контроля внимания и запоминания (также наблюдались признаки разделения на неявную память между альтер-личностями, такой раздробленности относительно словесной памяти обнаружено не было), а также усиленная и устойчивая настороженность и усиленные ответы на звук.

У пациентов с ДРИ могут также наблюдаться изменения в нейроанатомии. Экспериментальные тесты памяти показывают, что у пациентов с ДРИ может быть улучшенная память относительно определенных задач, что использовалось для критики гипотезы о том, что ДРИ является средством для подавления воспоминаний.
Пациенты также демонстрируют экспериментальные доказательства того, что они более склонны к фантазиям, что, в свою очередь, связано с тенденцией к чрезмерным сообщениям о ложных воспоминаниях о болезненных событиях.

Лечение диссоциативного расстройства личности

Эффективное лечение диссоциативных расстройств включает психоанализ, когнитивно-поведенческую терапию, психодинамическую терапию, гештальт-терапию, рациональную психотерапию и другие методы. В некоторых случаях показан гипноз, который позволяет «закрыть» альтернативные личности. Психотерапия иногда сочетается с приемом медикаментов.

Оптимальная тактика ведения больных – сочетание мероприятий:

  • облегчающих симптомы заболевания;
  • улучшающих общее самочувствие пациента;
  • нацеленных на обеспечение безопасности человека;
  • направленных на восстановление целостности интегрированных элементов психики;
  • закрепляющих достигнутую единую идентичность.

Как избавиться от запаха изо рта

На сегодняшний день отсутствуют фармацевтические препараты, позволяющие преодолеть и искоренить непосредственно само заболевание. Фармакологическое лечение не показывает желаемых результатов в терапии диссоциативного расстройства и ориентировано исключительно на устранение отдельных симптомов. Для преодоления сопутствующих депрессивных проявлений довольно часто прибегают к назначению некоторых современных антидепрессантов.

Как правило, программа лечения диссоциативного расстройства представлена методами психотерапии: когнитивной, семейной, инсайт-ориентированной и техниками клинического гипноза.

Существует общая несогласованность в том, что касается диагностики и лечения ДРИ, а исследования эффективности лечения сосредотачиваются, главным образом, на клинических подходах, описанных в тематических исследованиях. Существуют общие руководящие принципы лечения, которые предполагают поэтапный, эклектический подход с более конкретным руководством и соглашением на ранних стадиях, но не существует систематического, поддерживаемого эмпирическими данными подхода, а более поздние этапы лечения недостаточно хорошо описаны, и в научном сообществе нет консенсуса относительно методов их лечения.

Даже у очень опытных терапевтов мало пациентов, которые достигают единой идентичности. 36) Обычные методы лечения включают эклектическое сочетание психотерапевтических методов, включая когнитивно-поведенческую терапию (КПТ), интуитивно-ориентированную терапию, диалектическую поведенческую терапию (ДПТ), гипнотерапию и десенсибилизацию и репроцессинг движений глаз (EMDR).

Для лечения коморбидных расстройств или симптомов могут использоваться лекарства. 37) Некоторые психотерапевты поначалу используют поведенческие методы лечения, такие как реагирование только на одну личность, а затем, после установления последовательного ответа, используют более традиционную терапию.

Кратковременное лечение может быть затруднено, так как у людей с диагнозом ДРИ могут возникнуть трудности с доверием к терапевту и может потребоваться более длительный период для формирования комфортного терапевтического альянса. Регулярный контакт (еженедельный или раз в две недели) является более распространенным явлением, и лечение обычно длится годами.

Гигиена сна была предложена в качестве варианта лечения, но этот метод не был протестирован. В целом, очень мало клинических исследований по лечению ДРИ, ни одно из которых не было рандомизированным контролируемым исследованием.
Терапия ДРИ, как правило, ориентирована на фазы. Различные альтер-личности могут возникать благодаря их большей способности справляться с конкретными ситуационными стрессами или угрозами.

Список водительских медкомиссий

Хотя некоторые пациенты могут первоначально демонстрировать большое количество альтер-личностей, их количество может уменьшиться во время лечения, хотя считается важным, чтобы терапевт познакомился, по крайней мере, с более выраженными личностными состояниями, поскольку личность «хозяина» может не быть «истинной» идентичностью пациента.

Специфические альтер-личности могут негативно реагировать на терапию, опасаясь, что цель терапевтов состоит в том, чтобы устранить альтер-личность (особенно если альтер-личности осуществляли незаконные или насильственные действия). Более реалистичной и надлежащей целью лечения является интеграция адаптивных реакций на насилие, травмы или другие угрозы в общую структуру личности.

Обсуждаются такие вопросы, как целесообразность применения экспозиционной терапии (переживание травматических воспоминаний, также известная как абреакция), взаимодействие с альтер-личностями и физический контакт во время терапии. Брандт и др., отметив отсутствие эмпирических исследований эффективности лечения, провели исследование с помощью 36 врачей-клиницистов, специализирующихся на лечении диссоциативных расстройств (ДР), которые рекомендовали трехэтапное лечение.

Они согласились с тем, что повышение навыков является важным на первом этапе, чтобы пациент смог научиться справляться с рискованным, потенциально опасным поведением, а также мог регулировать свои эмоции, улучшать навыки межличностного общения и т.д. Кроме того, они рекомендовали «когнитивную терапию на основе травмы» для уменьшения когнитивных искажений, связанных с травмой;

они также рекомендовали терапевту общаться с диссоциированными личностями на раннем этапе лечения. На среднем этапе, они рекомендовали градиентные методы воздействия, а также соответствующие вмешательства по мере необходимости. Лечение на последнем этапе может быть более индивидуализированным; немногие пациенты с диагнозом ДРИ стали интегрированными в одну идентичность.

Международное общество по изучению травмы и диссоциации опубликовало руководящие принципы фазово-ориентированного лечения взрослых, а также детей и подростков, которые широко используются в области лечения ДРИ. Первый этап терапии фокусируется на симптомах и на облегчении тревожных аспектов состояния, обеспечивая безопасность человека, улучшая способность пациента формировать и поддерживать здоровые отношения и улучшая его общее функционирование в повседневной жизни.

Коморбидные расстройства, такие как злоупотребление психоактивными веществами и расстройства питания, рассматриваются на этом этапе лечения. Вторая фаза фокусируется на пошаговом воздействии травматических воспоминаний и предотвращении повторной диссоциации. Заключительная фаза фокусируется на воссоединении идентичностей разрозненных альтер-личностей в единую функциональную идентичность со всеми воспоминаниями и переживаниями в неприкосновенности.

Было проведено исследование с целью разработки «прогностической модели, основанной на опыте, для лечения сложного посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) и диссоциативного расстройства идентичности (ДРИ)». Исследователи организовали двухэтапное обследование, и факторный анализ, выполненный по элементам обследования, обнаружил 51 коэффициент, общий для сложных ПТСР и ДРИ.

Прогноз

Имеется мало данных о прогнозе ДРИ в отсутствии лечения. Очень редко, если вообще когда-либо, симптомы проходят в отсутствии лечения, однако, они могут время от времени пропадать или проявляться и пропадать спонтанно. Пациенты с преимущественно диссоциативными и посттравматическими симптомами имеют лучший прогноз, чем больные с сопутствующими расстройствами или больные, которые все еще входят в контакт с альтер-личностями, злоупотребляющими наркотиками, а последние чаще сталкиваются с более длительным и более сложным лечением.

Могут возникать суицидальные мысли, наблюдаться неудавшиеся попытки самоубийства и самоповреждения. Продолжительность лечения может варьироваться в зависимости от целей пациента, которые могут простираться до устранения всех альтер-личностей или быть связанными просто со снижением амнезии при переходе с одной идентичности на другую, но обычно на это уходят годы.

Эпидемиология

Существует мало систематических данных о распространенности ДРИ. 39) Это расстройство чаще встречается у молодых людей, и его распространенность снижается с возрастом. Сообщенные показатели в сообществе варьируют от 1% до 3%, при этом более высокие показатели наблюдаются среди психиатрических пациентов.

ДРИ в 5-9 раз чаще встречается у женщин, чем у мужчин во время взрослой жизни, хотя это может быть связано с ошибками в выборке, поскольку мужчины, которые могут быть диагностированы ДРИ, могут оказаться, в конце концов, на скамье подсудимых, а не в больнице. У детей, показатели среди полов примерно одинаковы (5: 4).

Диагностика диагноза у детей чрезвычайно редка; большая часть исследований детского ДРИ была проведена в 1980-х и 1990-х годах и не затрагивает продолжающиеся споры, связанные с диагнозом. Хотя это расстройство было описано в неанглоязычных странах и не-западных культурах, все данные о ДРИ публикуются на английском языке и создаются международными исследователями, которые цитируют западную научную литературу, и поэтому не изолированы от западных влияний.

Показатели диагностирования ДРИ увеличивались, достигнув пика в приблизительно 40000 случаев к концу 20-го века, по сравнению с менее чем 200 случаями до 1970 года. Первоначально ДРИ, как и остальные диссоциативные расстройства, считались наиболее редкими психологическими состояниями, с которыми сталкивалось менее 100 человек к 1944 году, и только один дополнительный случай был добавлен в течение следующих двух десятилетий.

В конце 1970-х и 80-х годов, число диагнозов резко возросло. Согласно данным 1980-х годов, заболеваемость составляла 0,01%. Это увеличение сопровождалось увеличением количества альтер-личностей, которое, в большинстве случаев, увеличивалось начиная только с одной первичной и одной альтер-личности, до, в среднем, 13 идентичностей в середине 80-х годов (увеличение как числа случаев, так и числа альтер-личностей в каждом случае являются факторами профессионального скептицизма относительно диагноза).

Другие объясняют это увеличение использованием неадекватных терапевтических методов у лиц с высокой внушаемостью, хотя это само по себе спорно 40), в то время как сторонники ДРИ заявляют, что увеличение числа случаев связано с более широким признанием и способностью распознавать это расстройство. Данные, полученные от психиатрических групп (стационарных и амбулаторных пациентов) отличаются большим разнообразием в разных странах.

Северная Америка

DSM не дает оценки заболеваемости ДРИ, и диссоциативные расстройства вообще были исключены из эпидемиологического охвата. В результате этого, отсутствуют национальные статистические данные о распространенности ДРИ в Соединенных Штатах. ДРИ является спорным диагнозом и состоянием, причем большая часть литературы о ДРИ все еще создается и публикуется в Северной Америке.

Это явление даже рассматривалось как явление, ограниченное этим континентом, хотя затем появились исследования, касающиеся появления ДРИ в других странах и культурах. Обзор 1996 года предложил три возможные причины внезапного увеличения числа людей с диагнозом ДРИ. Заболевание является результатом психотерапевтических внушений внушаемым людям, так же, как истерика у пациентов Шарко происходила в соответствии с его ожиданиями.

https://www.youtube.com/watch?v=W6aUaqrZ-Ns

Отказ психиатристов признавать диссоциацию как болезнь уходит в прошлое благодаря новым знаниям.
Количество диссоциативных явлений увеличивается в действительности, но это увеличение представляет собой только новую форму старой и многогранной сущности: «истерии».
Парис считает, что первая возможная причина является наиболее вероятной.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все про стресс и депрессию
Adblock detector